Первое знакомство с «Прусской землей» во многих случаях происходит через «ландшафт». В продаже можно встретить многочисленные иллюстрированные альбомы, посвященные «Мазурии» и «Восточной Пруссии», которые благодаря широкоформатным фотографиям отражают природную привлекательность региона. Фильмы, беллетристика и даже научные труды единогласно воспевают регион как «землю высокого неба, дремучих лесов и бесчисленных озер». Дополнительное чтение

Жесткий климат

Если рассматривать «Прусселандию» из перспективы Центральной Европы, то она находится далеко на европейском северо-востоке, почти в Сибири. Старые немецкие школьные учебники рьяно используют представления о неподходящих для хозяйствования климатических условиях «Прусселанидии», чтобы преподнести историю этого края: поведать о зимних сражениях в Мазурии в Первую мировую войну (1915) или о бегстве прусской королевы Луизы от армий Наполеона (1807). Открыть источник

Мягкий климат

В начале 1950-х гг. вновь приобретенная Калининградская область привлекла внимание советских школьных учебников. Авторы подчеркивали наличие мягкого морского климата и незамерзающих даже в зимнее время гаваней Балтийского моря. Эти черты выделяют и современные русские учебники по географии. Открыть источник

Ландшафт из кошмарного сна

Несмотря на мягкий климат, для советских и русских авторов школьных учебников «Прусселандия» не была столь уж прекрасной, напротив. Они видели в этом ландшафте прежде всего мрачные останки жарких боев Второй мировой войны. Открыть источник

Сплав по реке – в городе

Рыба в джунглях?

Североевропейские торфянники

Обременительный путь к морю

Русская переселенка Анна Андреевна Копылова сообщает о периоде 1940-х гг. следующее: «Теоретическим мы знали, что мы живем вблизи живописнейшего моря, но мы практически не имели возможности попасть туда. Все дороги были разрушены. Пассажирские поезда еще не ходили…“ Открыть источник

Нравится ли Вам калининградская погода?

Вид на море

Леса - где-то в другом месте

Ландшафт будущего

Юг «Прусселандии» отошел после 1945 г. к Польше и был представлен государственной пропагандой как «возвращенная историческая область». Однако с точки зрения политической практики не было столь уж очевидным, что же делать с этой новой территорией. Она не вписывалась в экономический идеал восстановления послевоенных лет с его дымящимися заводскими трубами. Открыть источник