За исключением пруссов – коренных жителей данного региона, история большинства этнических и национальных групп в «Прусской земле» первоначально являлась историей миграции. Таковой она стала и для евреев. Дополнительное чтение

Выжить в Советском Союзе

«Прусселандия» - белое пятно?

Визит на прежнюю родину – как-то иначе

В начале 1990-х гг., после падения «железного занавеса» и открытия границ в странах Центральной и Восточной Европы, многие немцы загорелись идеей посещения своей прежней родины, которую они были вынуждены покинуть после 1945 г. В одной из подобных туристических групп находился родившийся в Гумбиннене Джерри Линденштраус и его сын Лесли. Как граждане США и евреи по национальной принадлежности они обладали несколько иным восприятием ситуации. Открыть источник

Угрожающее зло надвигается

Угнетение еврейского населения в «Прусселандии» стало заметным вовсе не с приходом национал-социалистов к власти в 1933 г. На съезде представителей еврейских общин Восточной Пруссии, состоявшемся в конце 1934 г., делегаты жаловались на имевший место уже на протяжении десятилетия массивный отток евреев из региона и распространенное среди них чувство бесперспективности. Открыть источник

Хрустальная ночь

Недоверчивый ужас после ночи с 9 на 10 ноября 1938 г.: Систематические разрушения синагог и разграбление еврейской собственности, в ходе которых погибло около 400 человек, представляли собой новую ступень эскалации антисемитского насилия в Третьем рейхе. О событиях в Кенигсберге сообщает журналист Людвиг Гольдштейн. Открыть источник

Одно поражение для всех

До сих пор евреи, проживавшие в принадлежащей Литве Мемельской области, воспринимали Хрустальную ночь и нацистские преследования как нечто далекое. Однако с конца 1938 г. страхи по поводу присоединения этой территории к Третьему рейху приобрели вполне реальный облик, и многие евреи стали готовиться к эмиграции. Наблюдатели из германского консульства в Мемеле были вынуждены признать, что с эмиграцией евреев экономическая жизнь региона вступила в полосу глубокого кризиса. Открыть источник

Провинциальное гнездо или город-сад?

Синагога сегодня в качестве музея

Синагога сегодня в качестве развалин

Путешествующий рабби

Для многих евреев в Германии и Западной Европе восточноевропейское еврейство с 19 века все больше превращалось в далекий мир. Из перспективы «Пруссенландии» ситуация выглядела несколько иначе. Здесь, например, осуществлял свою религиозную деятельность раввин Израиль Липкин, родившийся в 1810 г., по словам его биографа, «в Жагарах, в провинции Жемайтия в России» (ныне – Литва). Он следовал средневековой еврейской традиции, которая на Востоке Европы сохранилась дольше, чем где-либо, и заключалась в предпринимаемыми раввинами и торговцами путешествиях, длившихся много лет, а иногда и всю жизнь. Открыть источник

Где же традиции?

Еврейская община в Кенигсберге не пережила Холокост; выжившие члены общины собрались в США, в Западной Европе или в Израиле. Однако и в советском Калининграде проживали евреи. Они прибыли как переселенцы из России, Белоруссии или Украины. Их число было невелико, и часто они не имели контакта друг с другом. После краха Советского Союза возник шанс вновь создать общину. Теперь нужны были идеи, какие традиции должны были быть положены в ее основу. Открыть источник